Автор:

Алексей Кущ

Что происходит в нашей экономике и финансах

Блог
7.05.2021
Госдолг, сотни миллиардов гривен, — это сейчас один из крупнейших центров, где делаются финансовые капиталы.
К сожалению, проценты, которые государство выплачивает по этим займам, очень завышены. Недавно Украина разместила еврооблигации под 6,8%, а Армения, объятая политкризисом и проигравшая войну, под 3,8%. Наши ОВГЗ выше 10% и такую доходность редко встретишь в мире.
Если идет завышение доходности по еврооблигациям на 2,5%, то это 25 млн долл. на миллиарде, а при десятилетних облигациях – 250 млн долл. Огромные для Украины деньги.
Почему такое происходит?
У нас нет никакого контроля за перетоком инсайдерской информации. Чиновник может в сауне или ресторане рассказать о каком-либо планируемом действии государства, которое может кардинально повлиять на цену того или иного актива.
Он заработает миллионы долларов, а законодательство, по которому за это можно привлечь к ответственности, отсутствует.
Сейчас самые большие деньги делают на владении информации. И, соответственно, теряют из-за утечки.
Производная этой проблемы – аффилированные связи. Но у нас стало доброй традицией брать на должности министра финансов, Нацбанка, комиссии по ценным бумагам выходцев из инвестиционного или банковского бизнеса.
Система раскрытия конечных бенефициаров должна быть и по всем инфраструктурным стратегическим активам: облгазам, облэнерго, если переданы в управление или концессию водоканалы, теплосети, то по управляющим компаниям.
А также по компаниям, которые занимаются добычей природных ресурсов и при открытии рынка земли. Должен быть четкий контроль происхождения денег.
Ведь в Украине практически нет системных компаний, которые заходили бы в инфраструктурные проекты или в добычу полезных ископаемых как в профильный бизнес. Чтобы инвестировать и развивать.
Эти объекты скупаются олигархами, которые рассматривают этот бизнес как рентный, выжимают последние соки.
Самое смешное, что по нашему законодательству все юрлица должны показывать конечных бенефициаров. Но их никто не заставляет.
С ВВП-варрантами интересная тема и объясню, почему это важно. Необходимость выкупа нами наших ВВП-варрантов аргументируют противоречиво.
То говорят, что варранты выросли в цене и нужно брать, а то будут дороже.
То говорят, что упали – нужно брать, пока снизились. Я анализировал операции с ВВП варрантами и увидел, что они проводятся объемами от 50 до 100 тыс. евро. А варрантов выпущено на 3 млрд.
Для наших чиновников купить варранты на 50 тыс. евро и манипулировать ценами не составляет труда.
Можно очень легко раскачивать и играть на повышение. Ведь информация о конечных бенефициарах отсутствует.
С международными резервами ситуация ненормальная.
Мы сейчас ждем транш МВФ на 1 млрд долл., тем временем упущенная выгода по операциям с золотовалютными резервами НБУ составила около 5 млрд, а потенциальный убыток – 2,5 млрд. До недавнего времени резервы были 28 млрд из которых 24 млрд – долларовые, в основном, в ценных бумагах.
Первокурсник любого экономического вуза скажет, что в начале кризиса инвесторы вкладываются в консервативные инструменты – золото.
Человек после трейдерских курсов сказал бы вам в начале 2020 г. и в начале кризиса, что доллар будет дешеветь на 10-15% по отношению к корзине основных мировых валют.
Нормальный центробанк, если боится рисковать, должен диверсифицировать свои резервы.
НБУ вкладывает почти все ресурсы в доллары и теряет на этих активах 10-15% или около 2,5 млрд долл.
Это потенциальный убыток.
Более прокачанный центробанк вложил бы от 50 до 80% своих резервов в золото.
Почти все европейские страны, Турция, Беларусь, Россия вложились в золото.
Три крупнейших держателя золота – США, Германия и МВФ.
Средняя доходность операций с золотом в 2020 г. составила 30% годовых.
Если бы мы вложили в него половину резервов, около 15 млрд, то получили бы около 5 млрд долл. прибыли.
Мы никогда не узнаем структуру вложений нашего центробанка.
Это зависимая, неоколониальная политика, когда нужно вкладывать в инструменты, выпускаемые хозяином.
Частично вкладываем в трежерис (ценные бумаги, выпускаемые Минфином США, — авт.), которые частично идут на покрытие дефицита американского бюджета.
Американцы оказывают нам военную помощь на 300-400 млн долл. в год, то есть за последние семь лет около 2 млрд долл.
А мы вложили несколько десятков миллиардов долларов в американские ценные бумаги, помогая американской экономике.
Возможно в резервах НБУ есть сюрпризы.
Есть слухи, что там хвост в его структуре тянется еще с кризиса 2008 г., когда в США банкротились ипотечные учреждения.
Есть разговоры, что на сумму около 5 млрд долл.
Ну а цену газа нам не показывают по простой причине.
Сейчас она рыночная, до середины прошлого лета был так называемый импортный паритет.
У Антимонопольного комитета было единственное исследование, из которого стало известно, что привязка к импортному паритету привела к завышению цены на газ украинской добычи для населения в 3-3,5 раза.
Почему у нас эту информацию скрывают?
Не хотят шокировать население.
Это все равно, что человеку продают его же вещь, но в десять раз дороже, чем цена на рынке.
Единственная справедливая модель, которая может быть: установить справедливую цену в экономическом, а не морально-этическом смысле.
Это цена добычи, плюс средняя по рынку норма рентабельности.
В правильном государстве эту справедливую цену должен был бы устанавливать независимый аудитор по результатам открытого аудита раз в году.
Поделиться:

Другие блоги автора

  • Прямая трансляция

  • За какую партию Вы проголосуете, если парламентские выборы состоятся в ближайшее воскресенье?

  • С 1 июля все граждане Украины смогут приобрести до 100га с\х земли . К чему это приведет?

  • Июнь 2021
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
     123456
    78910111213
    14151617181920
    21222324252627
    282930  
  • Опрос

    Справляется ли правительство с пандемией коронавируса?
  • Загружаем курсы валют