Украинская наука: как повернуться лицом к Европе

наука и техникаПубликации
7.07.2021

АВТОР

  • Ростислав Панчук

    Фонд исследований важен для науки, но требует усовершенствования

     

    Не секрет, что проблемы развития украинской науки для большинства чиновников стоят на первом месте с конца. Но, к сожалению, их в этом трудно обвинить: общество требует быстрого и простого решения наболевших проблем, а инвестиции государства в науку и технологии в лучшем случае принесут плоды через несколько каденций Верховной Рады и президента. Именно поэтому общественное обсуждение результатов первого года деятельности Национального фонда исследований (НФИУ), которое состоялось по инициативе Комитета Верховной Рады Украины по вопросам образования, науки и инноваций, можно только приветствовать. Ну, а благодаря видеотрансляции этого заседания каждый желающий мог принять в нем участие и ознакомиться с позицией всех сторон этого процесса. Только, как обычно, впечатления от обсуждения остались двойственные…

    Во время комитетских слушаний глава НФИУ академик Л.Яценко рассказал о достижениях Фонда за прошлый год — проведение двух конкурсов («Наука для безопасности человека и общества» и «Поддержка исследований ведущих и молодых ученых»), создание собственной базы из 4649 экспертов и подписанные меморандумы о сотрудничестве с рядом международных научных организаций. На первый взгляд — это более чем впечатляющие результаты всего за год полноценной работы Фонда, но законодательные недостатки, к сожалению, нивелируют большинство этих достижений. Какие же это недостатки?

    Первый — статус НФИУ, который разработчики реформы науки в 2015 году забыли наградить титулом «бюджетной научной организации», а именно отсутствие этого слова перечеркивает Фонду путь к открытию международных конкурсов (сейчас такое право имеет лишь МОН). Так что, сколько бы меморандумов о международном сотрудничестве ни было подписано, имплементировать их на практике в нынешних условиях Фонд не может.

     

     

    Второй недостаток — неурегулированность оплаты труда иностранных ученых, что и объясняет их мизерную численность — всего 5% от общего количества экспертов, чего явным образом недостаточно для корректного рецензирования научных проектов. Да и, будем откровенны, большинство этих «иностранных» экспертов наверняка бывшие граждане Украины, которые уже давно работают за рубежом и согласились бесплатно выполнять эту сложную работу (кое-кто из них умудрялся рецензировать больше десятка проектов разной направленности!) исключительно из прежних симпатий к своим альма-матер и бывшим научным руководителям. В таких условиях вопрос объективного рецензирования работ что отечественными, что иностранными экспертами остается и в дальнейшем открытым.

    Третий недостаток — запутанная система формирования органов контроля НФИУ, где задействованы четыре консультативно-совещательных органа: Идентификационный комитет, Научный комитет (НК), который вместе с тем является Наблюдательным советом Фонда, и Научный совет Фонда). Они работают на общественных началах и потому ни за что не отвечают. На это обратил внимание заместитель министра образования и науки Николай Кизим в своем выступлении на слушаниях. Поэтому МОН предложило упростить принцип формирования руководящих органов Фонда, оставив лишь Научный и Наблюдательный совет, куда должны войти 50% представителей Научного комитета и 50% членов Административного комитета, включая представителей министерств — как потенциальных стейкхолдеров научной продукции.

    Эта идея содержит как плюсы, так и риски. Поскольку в прошлом году НФИУ вернул в бюджет несколько десятков миллионов гривен, присутствие профильных министерств и ведомств в Наблюдательном совете Фонда нужно уже сейчас: во избежание таких ситуаций в будущем. Ведь, не имея возможности контролировать финансовую деятельность НФИУ, Минфин на любые претензии Фонда «дайте нам больше ассигнований» тут же будет отвечать: «сначала справьтесь с деньгами, которые у вас уже есть и которые вы не можете своевременно израсходовать».

    С другой стороны, у научного сообщества есть опасения, что присутствие в Наблюдательном совете Фонда представителей министерств ставит под угрозу его независимость. Глава Научного комитета Алексей Колежук подчеркнул, что Научный комитет не возражает против переконфигурации Наблюдательного совета Фонда по принципу 50/50 — Научный комитет/Административный комитет, однако категорически против того, чтобы научную часть Наблюдательного совета назначал министр образования и науки. И это действительно справедливое замечание.

    Еще одно слабое место в организации работы Фонда — многочисленные проблемы во время оформления и выполнения договоров для победителей конкурсов. Это подчеркнул представитель НАНУ Украины академик Сергей Пирожков, попутно поддержав законопроект МОН. Это, в частности, сумасшедшие задержки с финансированием договоров что в 2020-м, что в 2021 году и запрет корректировать статьи расходов гранта в процессе его выполнения. Ведь во время написания грантовой заявки физически невозможно заранее предусмотреть, какие именно реактивы и оборудование понадобятся исполнителям для достижения поставленных целей. Поэтому от грантового агентства нужна более гибкая политика в этом вопросе. Тем временем НФИУ требует даже незначительные изменения в договоре согласовывать с дирекцией Фонда, а о такой роскоши как перебрасывание средств между разными статьями затрат вообще можно забыть. Вот, например, в гранте было запланировано участие в научной конференции за рубежом, но из-за коронавирусных ограничений сделать это нереально. Согласно внутренним правилам НФИУ (которые не зафиксированы в нормативных документах Фонда), эти средства нельзя направить на реактивы. Уезжайте в командировку или возвращайте средства в бюджет! Где здесь логика?

     

    unsplash/scienceinhd

     

    От себя добавлю, что мои немецкие и австрийские партнеры имеют много грантов от DFG (Немецкого научно-исследовательского сообщества) и FWF (Австрийского научного фонда), и нигде от них не требуют ни предоставлять исчерпывающий список реактивов, которые планируется закупить на момент подачи (!) заявки, ни до копейки сверять реальные затраты с запланированными. Наверное, потому, что там, на Западе, понимают: научный процесс нельзя спрогнозировать заранее, потому что тогда это уже не наука, а какая-то бутафория.

    Отвечая на упомянутые претензии грантополучателей, глава Научного комитета Алексей Колежук назвал виновным во всем слабое новое законодательство, которое вместо того, чтобы улучшить работу ученых, лишь усложнило ее. И именно поэтому после утверждения заявки Научным советом Фонда она превращается в Библию, которую невозможно изменить. Правда, здесь возникает вопрос: а кто же приложил руку к написанию таких плохих законов в 2019 году? Не сам ли Научный комитет? Хотя, подробно ознакомившись с обоими постановлениями КМУ о предоставлении грантовой поддержки из госбюджета, вы не найдете в них положений, что изменения в договоре наказываются по закону. Только в п. 20 упоминается о недопустимости нецелевого использования средств, но одно дело, если вместо химических реактивов покупают айфон последней модели, а совсем другое, когда за эти же средства покупают другие реактивы для решения задач, поставленных в ТЗ!

    В своем выступлении Алексей Колежук положительно оценил часть новаций законопроекта МОН, в частности разблокирование ряда направлений грантовой поддержки, размежевание полномочий исполнительного директора и главы Фонда, а также усиление роли КМУ в работе НФИУ. Тем временем НК категорически не соглашается с позицией МОН об ограничении полномочий наблюдательного и Научного советов Фонда и выступает против сужения допустимой тематики грантов лишь до приоритетных направлений науки и техники. Потому что в таком случае станут невозможными так называемые bottom-up конкурсы, где каждый желающий может представить свою идею, и Фонд примет ее во внимание.

    Но может ли себе позволить поддержку bottom-up конкурсов самая бедная европейская страна, которая едва наскребла на работу Фонда 25 млн евро? Даже европейские грантовые агентства, оперирующие бюджетами в несколько миллиардов евро, прежде всего проводят оценку совершенства (excellence) работ, потому что они не такие богатые, чтобы спонсировать никому не нужные теоретизирования. Единственный путь для нашего государства, чтобы выжить в сумасшедшей конкурентной борьбе Шестого технологического уклада, — сфокусироваться на нескольких приоритетных направлениях науки и попробовать достичь хоть там какого-то минимального прогресса. Это — космическая отрасль, био- и нанотехнологии. Их актуальность для общества наглядно продемонстрировала пандемия COVID-19. «Размазывание» же грантовых средств по принципу bottom-up возможно лишь в том случае, если правительство и Верховная Рада увеличат научный бюджет Украины раз в десять.

    Удивило утверждение главы Научного комитета, что комитет ничего не решает в НФИУ, ведь, согласно действующему законодательству (п. 33)именно Научный комитет имеет практически неограниченные полномочия в руководстве фондом. В частности НК согласует порядок рассмотрения и экспертизы проектов, распределение финансирования между секциями, а также решает все кадровые вопросы исполнительной дирекции Фонда. Так что, реально влияя на все функции фонда, НК должен это прямо признать и разделить ответственность за недостатки в работе НФИУ, а не прятаться за объяснениями «мы ничего не решаем».

    Краткие выступления других докладчиков — выдающихся ученых, представлявших разные отрасли науки, научной молодежи, исполнителей грантов НФИУ — вообще повторяли ключевые месседжи, прозвучавшие в докладах Н. Кизима, С. Пирожкова, А. Колежука. Абсолютное большинство ораторов были единодушны: создание Фонда — ключевой элемент для дальнейшего развития отечественной науки, но к его работе есть вагон и маленькая тележка вопросов, которые надо непременно принять во внимание. Об отдельных из них уже речь шла здесьздесь и здесь.

    Также хотелось бы обратить внимание на крайне важную проблему, которую не затронули на общественных слушаниях: активное привлечение научной молодежи в проекты НФИУНе пассивное участие «подай-принеси», а полноценные молодежные стартапы. Для того чтобы пройти путь от аспиранта до академика, молодому специалисту надо не только научиться новым методам, но и овладеть такими базовыми навыками как написание статей в международные издания, подготовка заявок на индивидуальные гранты и их самостоятельное (!) выполнение. Ведь если всю жизнь сидеть в теплой ванне под мудрым руководством наставников, то никогда этому не научишься. Раньше такую возможность предоставлял институт грантов президента для одаренной молодежи (под эгидой Министерства молодежи и спорта) и грантов президента для поддержки исследований молодых ученых. И если теперь в системе МОН есть конкурсы молодых ученых с бюджетом до 3 млн грн на полтора года, а в НАНУ — конкурс исследовательских лабораторий с соизмеримой суммой финансирования, то в НФИУ для стартап-грантов молодых места не нашлось. Вместо этого в Фонде молодым ученым отводится роль разменной монеты в конкурсах опытных ученых, а те научные руководители, которые по удачному стечению обстоятельств имеют в команде много молодых специалистов, теперь стали «новыми помещиками ХХІ века» — часто получая софинансирование не за свои научные достижения, а благодаря шантажу старших партнеров по гранту: «не дам в команду молодежи — не получите грант, потому что не заполните 50-процентную квоту». Простите, а как тогда взращивать новое поколение ученых, если не давать им никаких инструментов для саморазвития?

     

    И самое неприятное, что, несмотря на сумасшедшее количество писем от молодых ученых, поступивших на рассмотрение в комитет, ни в одном из них не было критики действующей системы так называемой поддержки молодежи, разработанной Научным комитетом. Так что их устраивает нынешний статус-кво «я не хочу быть самостоятельным, я просто хочу делать то, что мне скажут, получать зарплату и ни за что не отвечать». Вот это действительно очень и очень печально.

    Кроме того, во время этих обсуждений очень часто звучало слово «независимость» НФИУ, которое, в понимании Научного комитета, выглядело как едва ли не единственная надежда на спасение всего человечества. Однако нужно различать независимость и волюнтаризм. От чего независимость? От МОН и НАН Украины? Или, может, от Научного комитета, который фактически контролирует деятельность НФИУ и сейчас представляет собой узкую группу ученых, поэтому отнюдь не может отождествлять свое мнение с позицией всего научного сообщества Украины?!

    Таким образом, очень хотелось бы, чтобы на ближайшем заседании Комитета Верховной Рады по вопросам науки, образования и инноваций были учтены все замечания и рекомендации, прозвучавшие на общественном обсуждении деятельности НФИУ, и чтобы они воплотились в соответствующем законопроекте, который приблизит НФИУ к «золотым стандартам» западных научных фондов — DFGFWF и SNSF.

    А возвращаясь к независимости НФИУ, хочу заметить, что наилучший способ для фонда продемонстрировать ее — это прозрачно провести новые конкурсы в 2021 году, обеспечить их честное рецензирование и заранее (!) продумать все нюансы финансирования проектов-победителей в 2022 году, чтобы начать его с января, а не с мая, как в этом году. Не ожидая утверждения нового законопроекта и не озираясь на МОН, НАН или НК…

    Вместо послесловия. Честно говоря, эту статью очень хотелось закончить на позитивной ноте. Однако недавнее объявление нового конкурса «Наука для безопасности и постоянного развития Украины» засвидетельствовало, что Фонд таки учится на ошибках, но исключительно в свою пользу. Вместо того чтобы расширить количество рецензентов, Фонд целеустремленно ограничивает их количество до трех и вводит какие-то дикие чудо-коэффициенты для оценки важности (sic!) рецензий, чем окончательно переводит отбор проектов в стопроцентно ручной режим, руководить которым будет — бинго! — Научный комитет, согласно нормативной базе Фонда. Такой дикости нет ни в одном из перечисленных выше европейских грантовых агентств. Боюсь, с такими вождями мы двигаемся в направлении, противоположном от Европы…

Поделиться:
  • Прямая трансляция

  • За какую партию Вы проголосуете, если бы парламентские выборы состоялись в ближайшее воскресенье?

  • Июль 2021
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
     1234
    567891011
    12131415161718
    19202122232425
    262728293031  
  • Загружаем курсы валют