Дело на миллиард долларов

ПолитикаПравосудие
7.04.2021

Почему решение Апелляционного суда Парижа еще не означает поражения Ощадбанка в деле против России

  • Владимир Кравченко
АВТОР

  • Владимир КравченкоОбозреватель отдела международной политики ZN.UA

Россия выиграла раунд на юридическом фронте российско-украинской войны.

Во вторник Апелляционный суд Парижа отменил решение Международного трибунала Постоянной третейской палатыв Париже по делу «Ощадбанк против России» по возмещению потерь украинского банка в Крыму, вызванных оккупацией полуострова. Суд постановил, что рассмотрение этого дела было не в юрисдикции инвестиционного арбитража, поскольку украино-российское соглашение о поощрении и взаимной защите инвестиций действует с 1 января 1992 года, а крымское отделение Ощадбанка было открыто до этого.

Комментируя этот вердикт, Министерство юстиции РФ заявило: «Решение парижского суда подтверждает позицию России об отсутствии у арбитражных трибуналов юрисдикции на рассмотрение «крымских» дел в соответствии с нормами международного права. Данное решение будет иметь прецедентное значение и по другим делам с участием так называемых украинских инвесторов, рассматривающимся арбитражами и государственными судами в европейских юрисдикциях».

Так что же произошло? Неужели Ощадбанк лишился возможности вернуть украденные у него активы? Действительно ли данное дело стало прецедентом и теперь поражение ждет других украинских инвесторов, подавших в арбитражи иски против России из-за нарушения двустороннего соглашения о взаимной защите инвестиций? Несмотря на бравурное заявление российского Минюста, в деле Ощадбанка, как и других инвесторов, потерявших свои активы в оккупированном Крыму, все не так безнадежно.

После оккупации Крыма, украинские инвесторы — компании и физические лица — подали около десяти исков в международные арбитражи, стремясь взыскать с России компенсацию за украденное имущество. При этом россияне поначалу отказывались участвовать в этих делах. Но по мере того как принимались решения в пользу украинских инвесторов (в частности по искам «Укрнафты», «Стабил», Everest Estate и других), в судах стран, где проходили арбитражи, россияне начали оспаривать юрисдикцию последних. С одной стороны, россияне намереваются затянуть рассмотрение дел. С другой — пытаются использовать все возможности, чтобы выиграть.

И здесь важно отметить процессуальный нюанс: обжаловать решение арбитража можно только в судах места соответствующего арбитража. Другая важная особенность: национальные суды рассматривают исключительно решения инвестиционных арбитражей на наличие их юрисдикции вести данное дело и не могут пересматривать вердикты по сути.

Как показала история с «Укрнафтой» и «Стабил», иски которых рассматривались в Швейцарии, до недавнего времени тактика россиян не приносила им успеха. Так, пользуясь особенностью швейцарского законодательства, позволяющего обжаловать решение арбитража по юрисдикции, не дожидаясь завершения дела, Россия подала иск в Верховный суд страны. Последний же в октябре 2018 года отказал России в отмене арбитражных решений по делам «Укрнафты» и «Стабил» против Российской Федерации.

Что произошло в случае с делом «Ощадбанк против России»? Банк подал иск в Международный трибунал в августе 2016 года на основании украино-российского соглашения о поощрении и взаимной защите инвестиций. В ноябре 2018 года арбитраж удовлетворил требование банка о компенсации убытков, причиненных в результате аннексии Крыма Россией, в размере 1,1 млрд долл. плюс проценты. Россияне в 2019 году подали апелляцию и… парижский суд удовлетворил ее.

При этом основной аргумент российской стороны заключается в том, что соглашение о поощрении и взаимной защите инвестиций, на которое в суде ссылалась украинская сторона, не распространяется на имущество Ощадбанка. «Соглашение не охватывает инвестиции советского периода, защите подлежат только те, которые были сделаны после 1 января 1992 года. При этом Ощадбанк представляет собой бывший украинский филиал Сбербанка СССР», — заявили в 2019 году в Минюсте России.

Объясняя причины принятия решения Апелляционным судом, украинские юристы-международники, с которыми ZN.UA консультировалось по данному делу, не исключают и ошибки в выборе стратегии защиты украинской командой юристов, недостаточный профессиональный уровень судей и специфическое отношение французов к России. Во всяком случае, аргументы суда (в частности озвученные авторитетным изданием Global Arbitration Review) у наших собеседников вызывают недоумение.

«Парижский суд аргументирует решение тем, что Ощадбанк уже работал в Крыму до января 1992 года. Но были же инвестиции банка и после 1992 года. Как быть в этом случае?», — заметил один из наших консультантов, оговорившись, что еще необходимо внимательно изучить текст решения. При этом наши собеседники полагают, что решение данного суда не будет иметь прецедентного значения по другим делам с участием украинских инвесторов, рассматриваемым арбитражами и национальными судами в европейских юрисдикциях.

Ощадбанк планирует обжаловать в Верховном суде Франции решение Апелляционного суда. По мнению украинского банка, решение парижского суда ошибочно и противоречит сложившейся прецедентной практике как во Франции, так и в других европейских странах, поскольку он не учел особенностей защиты прав инвесторов в соответствии с международными соглашениями и их соотношение со средствами защиты, которые предлагает арбитраж.

Шансы у Ощадбанка выиграть кассацию есть и они неплохие. Во многом успех зависит от судей Верховного суда, но еще и от юридической команды Ощадбанка, от тех аргументов, которыми они смогут отбить требования россиян. Ведь, как обращает внимание советник главы правления НАК «Нафтогаз України» Елена Зеркаль, удалось же ЮКОСу выиграть дело у России.

Напомним, что летом 2014 года Международный арбитраж в Гааге обязал Россию выплатить бывшим акционерам ЮКОСа — Hulley Enterprises, Yukos Universal и Veteran Petroleum — 50 млрд долл. Россия оспорила это решение в Окружном суде Гааги, который отменил постановление арбитража. Суд первой инстанции счел, что третейский суд не обладал юрисдикцией для рассмотрения дела, поскольку арбитры установили свою компетенцию на основании неправильного применения положений Договора к Энергетической хартии о порядке разрешения споров.

В свою очередь ЮКОС подал апелляцию и в феврале 2020 года Апелляционный суд Гааги отменил решение Окружного суда и подтвердил — Международного арбитража. После этого РФ подала кассационную жалобу в Верховный суд Нидерландов и заявила ходатайство о приостановлении исполнения арбитражных решений на срок кассационного рассмотрения. (Его рассмотрение может занять несколько лет.) Верховный суд отклонил просьбу Москвы и разрешил бывшим акционерам ЮКОСа взыскивать имущество России за границей. С учетом процентов, накопившихся за последние годы, сумма компенсации достигла уже 57 млрд.

В общем, история с ЮКОСом демонстрирует, что поражение его бывших акционеров в суде первой инстанции вовсе не означает, что Кремль окончательно выиграл дело. Поэтому хотя Россия и выиграла раунд в споре с Ощадбанком, но сражение за активы украинского банка в Крыму еще не завершено.

Поделиться:
  • Прямая трансляция

  • За какую партию Вы проголосуете, если бы парламентские выборы состоялись в ближайшее воскресенье?

  • Многие юристы утверждают, что последние санкции СНБО нарушают украинское законодательство. Согласны ли вы с таким утверждением?

  • Апрель 2021
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
     1234
    567891011
    12131415161718
    19202122232425
    2627282930  
  • Опрос

    Справляется ли правительство с пандемией коронавируса?
  • Загружаем курсы валют