Спасут ли российские «миротворцы» Токаева: что происходит в Казахстане

МирОбщество
8.01.2022

АВТОР

Протесты в стране позволили казахстанскому президенту сконцентрировать в своих руках власть, но ослабили его легитимность

В Казахстане — островке стабильности нестабильного Центральноазиатского региона — приземлился «черный лебедь»: в стране вот уже несколько дней не прекращаются массовые акции протестов, поводом к которым послужило повышение цены на сжиженный газ.

Протестующие захватывают административные здания (в частности, резиденцию президента в Алматы и местное здание КНБ), обстреливают полицию и разоружают солдат, сжигают военную технику. Нередко силовики переходят на сторону участников протестов. Последние же требуют не только снижения стоимости сжиженного газа, искоренения коррупции и проведения реформ, но также полной перезагрузки власти и ухода из политики первого президента Казахстана, «лидера нации» (Елбасы) Нурсултана Назарбаева.

Напомним, что Назарбаев, предварительно зачистив политическое поле Казахстана от оппозиции, в марте 2019 года начал операцию по транзиту власти. В результате президентом страны стал Касым-Жомарт Токаев, а сам Елбасы возглавил Совет безопасности страны с полномочиями, соизмеримыми с президентскими. В стране фактически установился дуумвират, когда мнение «лидера нации» было приоритетным при принятии стратегических решений, а клан Назарбаевых оставался все так же влиятельным в политической системе Казахстана. Но то, что в стране существовало два центра принятия решений, не способствовало транзиту власти, а лишь обостряло межклановое противостояние.

Показательно, что во время недавнего саммита глав государств СНГ Токаев и Назарбаев прибыли в Санкт-Петербург отдельными самолетами. При этом Путин сначала встретился с Елбасы, а уже потом — с его преемником.

Несмотря на экономические успехи Казахстана и отсутствие в политической жизни заметной оппозиции, стабильность в стране была лишь внешней: у населения росли протестные настроения, вызванные как социально-экономическими проблемами, так и авторитарным стилем правления, при которых отсутствует система социальных лифтов. Периодически недовольство прорывалось. Одним из самых крупных протестов было выступление рабочих «КазМунайГаза» в Жанаозене в 2011 году, когда погибли десятки людей.

И в этот раз протесты начались на западе страны, в Жанаозене. Но, в отличие от прошлых локальных выступлений, нынешние (хотя и без явных лидеров) всего лишь за пару дней охватили всю страну, а политическая конструкция, создаваемая Назарбаевым на протяжении тридцати лет, зашаталась.

По мере того, как ширились протесты, ряд казахстанских оппозиционных политиков увидели шанс расквитаться со своими врагами и вернуться на родину. В частности проживающий в Париже бывший банкир Мухтар Аблязов, которого казахстанские власти обвиняют в хищениях и заказном убийстве.

Любопытно, что Аблязов разместил на странице Facebook призыв координировать действия по протесту против правящего режима, указав в WhatsApp в качестве контактов оппозиционной партии «Демократический выбор Казахстана» украинские номера. Этому не стоит искать какие-то конспирологические объяснения: все дело в том, что у Аблязова остались контакты в Украине еще с тех времен, когда он хотел сделать нашу страну своей базой для борьбы с Назарбаевым. Однако политику с неоднозначной репутацией это не удалось, и он уехал во Францию.

Застигнутые врасплох растерянные казахстанские власти постарались разрешить кризис традиционными средствами — пообещали снизить стоимость сжиженного газа до прежнего уровня, ввели в ряде областей чрезвычайное положение, отключили в стране Интернет и мобильную связь. Кроме того, традиционно в отставку было отправлено правительство. Но эти действия, равно как и применяемые силовиками светошумовые гранаты и слезоточивый газ, не успокоили казахстанцев.

Скорость разрастания кризиса в стране, стабильность которой имеет немаловажное значение для таких региональных игроков, как Китай и Россия, поразительна. Подобную эскалацию трудно объяснить одним лишь накопившимся у казахстанцев недовольством властями. Тем более что конфликтологи отмечают низкую спонтанность и высокую организованность протестов. Не удивительно, что в социальных сетях часто пишут, что за антиправительственными выступлениями стоят либо россияне, либо американцы. Однако пока нет явных доказательств в пользу этих версий, хотя казахстанские власти и начали использовать риторику о внешних силах, организующих протесты.

Стремясь стабилизировать ситуацию, Токаев выступил с обращением, в котором, назвав протестующих «заговорщиками», пообещал бороться с ними «максимально жестко». Но для начала сконцентрировал полномочия в своих руках. Воспользовавшись ситуацией, Токаев убрал из власти не только некоторых людей клана Назарбаева (в том числе в Комитете национальной безопасности), но и самого Елбасы: президент объявил, что возглавил Совет безопасности. Так, хотя бы формально, в стране завершилась эпоха двоевластия.

Да только, сконцентрировав в руках власть, сумеет ли Токаев стабилизировать ситуацию в стране и удержаться на политическом Олимпе? Сохранят ли лояльность силовики? Окажут ли поддержку президенту лидеры местных кланов? Или начнут межклановую войну? По мере углубления внутриполитического кризиса у казахстанцев усиливаются сомнения в легитимности власти Токаева: в ряде городов уже прозвучали требования о его отставке и полной смене режима.

На словах Токаев демонстрирует готовность и к проведению реформ, и к закручиванию гаек. Но прибегнет ли президент к силовому варианту для стабилизации ситуации? Дело не только в его решимости применить силу, но и в наличии соответствующих ресурсов. События же последних дней показали, что армия и полиция легко сдают позиции у стратегических объектов, а военные заявили, что не пойдут против народа. На этом фоне неудивителен и призыв Токаева к странам ОДКБ о «помощи Казахстану в преодолении… террористической угрозы»: происходящее в стране он назвал актом внешней агрессии.

Зов был услышан: «с целью стабилизации и нормализации обстановки» в Казахстане ОДКБ приняла решение направить в эту страну «коллективные миротворческие силы». Их мандат — «охрана государственных и военных объектов» и «оказание содействия силам правопорядка». Без сомнения, основу этих «миротворцев» составит российский контингент. Не только потому, что среди стран ОДКБ Россия имеет наибольший военный потенциал: происходящее в Казахстане напрямую затрагивает интересы Кремля в Центральной Азии и опосредованно влияет на ситуацию в исламских регионах РФ.

Военное присутствие в Казахстане несет для Москвы одновременно и выгоды, и риски. Выгоды в том, что Кремль получает зависимое и потому подконтрольное ему руководство страны, ориентированное на Россию, ограничивает влияние в Казахстане Китая и Турции, обзаводится дополнительными материальными ресурсами, укрепляет имидж Владимира Путина как собирателя «земель русских» и усиливает его позиции на переговорах с Джо Байденом.

Но и риски для Москвы немалые. Во-первых, российские войска (пусть даже в качестве «миротворческих») многие казахстанцы могут воспринять как оккупационные. Это может привести не только к имиджевым потерям в стране, где и без того сильны антироссийские настроения, но и к вооруженным нападениям на российских солдат и русских. Последние составляют около 20% населения Казахстана. Во-вторых, военное присутствие в Казахстане означает, что Россия будет вынуждена перенаправить в эту страну часть своих военных и финансовых ресурсов. И это, безусловно, хорошая новость для Украины: чем больше проблем у российского руководства, тем лучше для нас.

За ситуацией в Казахстане и действиями Москвы внимательно наблюдают как в Киеве, Вашингтоне и Брюсселе, так и в Пекине.

Для Китая это центральноазиатское государство — не только один из источников энергоносителей и ключевой элемент реализации глобального проекта «Один пояс — один путь». Учитывая, что Казахстан граничит с населенным тюрками-мусульманами Синьцзян-Уйгурским автономным районом, дестабилизация в этой стране может привести к тому, что она станет базой исламских радикалов в непосредственной близости от Китая и увеличит угрозу проведения исламистами терактов в КНР. Чтобы не допустить этого, Пекин может смириться с военным присутствием России в соседней стране.

По состоянию на утро четверга центром казахстанских протестов остается Алматы, где в среду противники правящего режима захватили ряд административных зданий, а власть потеряла контроль над ситуацией, чем воспользовались мародеры. (По одной из версий, власти сознательно отдали Алматы под погромы, чтобы дискредитировать протесты и тем самым получить поддержку населения в борьбе с участниками антиправительственных выступлений.) В ночь на четверг в городе началась «зачистка», из-за чего погибли десятки людей.

Хотя стремительно меняющаяся ситуация затрудняет прогнозы дальнейшего развития событий, велика вероятность, что Токаев с помощью «миротворческого контингента» ОДКБ удержит власть. Платой за это будут падение его популярности среди казахстанцев, усиление зависимости от России и ужесточение режима.

 

 

Поделиться:
  • Прямая трансляция

  • Кабинет Министров Украины ввел регулирование цен на основные продукты. С вашей точки зрения это

  • Январь 2022
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
     12
    3456789
    10111213141516
    17181920212223
    24252627282930
    31  
  • С вашей точки зрения, подозрение Порошенко - это
  • Загружаем курсы валют