Опять 25. Как НБУ резким ростом учетной ставки выстрелил в голову экономике Украины

Экономика
20.06.2022

Автор:

Из-за решения Нацбанка о резком повышении учетной ставки украинцам светит рост безработицы и бедности

Вначале июня Нацбанк под предлогом сдерживания курса гривны и инфляции неожиданно резко повысил учетную ставку – с 10% до 25%.

Такого колоссального удорожания денежных масс не происходило даже в тяжелом для экономики 2015 году, когда учетная ставка выросла на 10,5% годовых.

Весьма ожидаемо, что Нацбанк решился на повышение «учетки», но вот ее новый размер вызвал шок на рынке – экономисты, банкиры и даже Минфин встали в ступор. Опрошенные эксперты и участники рынка в один голос утверждают, что такое решение регулятора не поможет достичь заявленных целей, но добьет экономику, обанкротит многие бизнесы и банки. При этом украинцам светит рост бедности, и безработицы, а кредиты станут практически невозможными.

Кредиты станут неподъемными

Нацбанк считает, что повышение ставки будет подталкивать банки к привлечению денег у населения путем повышения доходности по депозитам. После повышения учетной ставки некоторые банки уже предлагают украинцам доходность в 18%. Но если учесть, что прогнозируемая Нацбанком инфляция по итогам года может составить минимум 20%, то время все равно будет «съедать» деньги украинцев. Да еще и с прибыли по депозиту придется отдать государству почти 20% налогов.

За первые 4 месяца года сумма депозитов граждан выросла на 7%. Однако участники рынка и финансовые эксперты отмечают, что на фоне войны и нестабильности украинцы предпочитают вкладывать деньги в госбанки и иностранные финучреждения. У частных украинских банков поле для маневра очень быстро сужается, что ставит под вопрос их дальнейшее существование.

Проблема в том, что в связи с ростом стоимости рефинансирования банки вынуждены будут устанавливать высокие ставки по кредитам. А спрос на них сильно упадет.

«Есть риск, что если вы очень сильно поднимете учетную ставку, кредитование уменьшится, сами кредиты будут очень дорогими, а рост экономики затормозится, ВВП упадет», — комментирует экономист Александр Охрименко.

Если приплюсовать к учётной ставке стоимость банковской маржи, становится очевидно, что заемщик с отличной кредитной историей сможет взять кредит минимум под 35%, а то и все 40%. Сложно представить, какие предприятия и бизнес во время войны осилят такие ставки.

Бизнесу целесообразно брать кредит, если проценты ниже его рентабельности. Тогда можно спокойно и отдавать банку деньги, и зарабатывать. Кредит же под 40% в подавляющем большинстве случаев будет выше рентабельности и приведет лишь к постепенному вымыванию оборотных средств бизнеса, а затем — к банкротству. Под такой процент целесообразно брать средства разве что на овердрафт на сутки. Это будет интересно только бизнесу с быстрой оборотностью денег, например, связанному с торговлей топливом. Таким образом, большинство украинских заемщиков перестанет кредитоваться, а те, кто взял кредит под плавающую ставку – и вовсе обанкротятся.

В Нацбанке, видимо, полагают, что во время войны спрос на кредиты низкий. Однако это неправда. Займы нужны гражданам в связи с потерей трудоустройства, бизнесу – под перестройку работы в связи с войной, релокацию, под запуск мощностей после простоя, создание новых производств под оборонный заказ и так далее.

Украинский бизнес за время войны понес огромные потери. По состоянию на конец мая премьер-министр Денис Шмыгаль оценивал потери украинской экономики в 600 млрд долларов. По итогам 100 дней войны о потерях заявило 98% опрошенных Европейской бизнес ассоциацией компаний. Сейчас в полном объеме запустилось в работу только 47% компаний. Многие бизнесы столкнулись с неплатежами со стороны контрагентов. Так, например, прямые убытки украинских ритейлеров за два месяца войны превысили 50 миллиардов гривен, из-за чего они не могут осуществить оплату полученного от производителей товара. В свою очередь, производители не имеют оборотных средств на производство. Решить проблему могли бы кредиты, но брать их под 35-40% практически нереально.

О надвигающейся катастрофе в связи с отсутствием доступных целевых кредитов под минимальные проценты уже говорят застройщики. По их словам, в сочетании с ростом стоимости строительных материалов рост учетной ставки может повлечь за собой большой кризис недостроев.

Президент поручил Кабмину разработать стратегию поддержки бизнеса и экономики. Действия Нацбанка привели к тому, что рыночными механизмами будет сложно поддержать бизнес. В резерве у правительства остаются разве что механизмы кредитования в ущерб госбюджету. Однако непонятно, где на эти госпрограммы взять денег, учитывая снижение доходов в госказне.

В ожидании банкопада

Последние два года работу банковской системы Украины упрощенно можно описать так: банки активно брали дешевый рефинанс у Нацбанка, покупали на эти деньги облигации внутреннего госзайма, которые выпускал Минфин, получали свой основной заработок на этом механизме, параллельно кредитуя отечественный бизнес под вполне приемлемый процент.

С лета 2020 года учетная ставка НБУ была на уровне 6% годовых. Для поддержки экономики НБУ даже цену своих кредитов для банков оставил на уровне учетной ставки. Этим Нацбанк стимулировал финучреждения покупать ОВГЗ, средняя доходность которых составляла 11%. Под минимальный риск банки зарабатывали свои 5% годовых, а бизнес имел доступ к относительно дешевым кредитам до 15% годовых. Экономика росла, впрочем, как и пирамида ОВГЗ, которую власть взращивала для покрытия старых долгов бюджета.

По состоянию на 1 апреля 2022 года банки взяли рефинанс на 125,4 млрд грн, в основном это 5-летние поддерживающие кредиты, которые банки активно брали у НБУ в 2020 году. На эти деньги были куплены не только краткосрочные ОВГЗ, но и гособлигации на 3-5 лет. Поэтому сейчас у многих банков накопились крупные долги перед НБУ и портфели минфиновских бумаг.

Что произошло после повышения учетной ставки? Стоимость рефинанса НБУ для банков выросла до 27% («учетка» + процент постоянного доступа). Но самое важное – кредиты, взятые когда-то у регулятора, были с плавающей ставкой, так что теперь по ним тоже придется заплатить по 27% годовых. При этом прибыль от облигаций была фиксированной и останется без изменений. То есть, государство сначала просило банки поддержать госбюджет и экономику, а потом одним решением, по сути, «кинуло» банковскую систему.

По оценкам руководителя отдела аналитики в Forex Club Андрея Шевчишина, убыток из-за изменения учетной ставки для банков составит около 17,5 млрд гривен. Причем значительную часть убытков будут нести и государственные учреждения. Только «Укрэксимбанк», «Укргазбанк» и «Ощадбанк» суммарно взяли у Нацбанка кредитов на сумму более 42 млрд грн – треть от всей суммы.

Очевидно, что банки будут стараться досрочно погасить рефинансирование, сосредоточатся на привлечении депозитов. Но в случаях, когда долг перед НБУ в десятки раз выше средств, которые акционеры вложили в банк, его проще вообще закрыть. Украинские банки могут вывести с рынка и решением НБУ, если они не уложатся в его нормативы, в частности – и по адекватности капитала Н2.

Всего, по оценкам Ассоциации украинских банков, в течение года обанкротиться может до 20 частных учреждений. Регулятор эти риски игнорирует. АУБ написала обращение в НБУ с просьбой сохранить ставки по долгосрочным кредитам рефинансирования по состоянию на 1 июня на период военного положения и три месяца после.

Или же Нацбанк мог бы выкупить ОВГЗ у банков и таким образом спасти систему от краха. Однако делать он этого не намерен, и если условия на рынке не улучшатся, много банков действительно пойдет под нож. А украинским банкирам еще и светит уголовная ответственность за спровоцированную НБУ ситуацию.

По предварительным расчетам, более 50% заемщиков прекратят обслуживать кредиты после повышения процентной ставки. Уже сейчас много клиентов обращается в банки с просьбой о проведении реструктуризации, что означает автоматическое ухудшение структуры активов банков. Это при том, что во время войны банки уже несут убытки из-за роста количества проблемных займов и уничтожения залогов по кредитам.

В итоге, на фоне такой неопределенности банки на следующий день после повышения ставки вложили 180 млрд грн по депозитным сертификатам овернайт. Сейчас это самый выгодный инструмент для финучреждений. При этом о кредитовании экономики в существующих условиях речь не идет – средства банков будут обездвижены из-за новых правил игры. А поскольку, как уже было сказано выше, средства вкладчиков сегодня аккумулированы преимущественно в иностранных банках, получается, что государство еще и платит им космические 23% ни за что. При этом иностранные банкиры не финансируют экономику и не несут никакой ответственности за состояние своих учреждений.

Ввиду отсутствия спроса со стороны населения и бизнеса на дорожающие кредиты и очень дорогого рефинанса НБУ под 27%, ситуация чревата быстрой стагнацией всей банковской системы. Некоторые эксперты и участники рынка и вовсе допускают, что она схлопнется через 2-3 месяца при такой «учетке». «Мегабанк», имевший активы украинских стратегических предприятий, уже лопнул. А государственная компания «Украинские энергетические машины» (бывший «Турбоатом» потеряет 1,4 млрд грн.

Кейс «Мегабанка» на рынке называют предвестником нового «банкопада». Хотя собственник банк Виктор Субботин утверждает, что Нацбанк умышленно создал ситуацию, чтобы закрыть банк. Его учреждение единственное не получило спасительного рефинанса после нападения РФ на Украину.

«На момент принятия этого решения (о банкротстве), я уверен, НБУ все понимал. И на фарс, который называется «правление Нацбанка», не пустили ни зарубежных кредиторов, ни зарубежных акционеров, Минфин Украины и нардепов, которые записывались, чтобы донести ситуацию регулятора, также отключили. Я считаю, это сделано осознанно с намерением, чтобы не дать «Мегабанку» работать дальше», — говорит банкир.

Субботин не единственный банкир, который жалуется на террор со стороны регулятора. Законодательство позволяет НБУ, по сути, единолично решать, какие банки будут жить, а какие будут ликвидированы. Бывшая глава НБУ Гонтарева нанесла огромный ущерб экономике, закрыв около 30% украинских банков, многие из которых можно было спасти.

Что примечательно, если оглянуться на предыдущие 8 лет, НБУ весь свой гнев направлял исключительно на украинских банкиров, при этом иностранные акционеры не несут ответственности. В упомянутом «Мегабанке» по 11,29% акций принадлежит ЕБРР и правительству Германии. Очевидно, что никто привлекать их к ответственности не будет, зато, судя по комментариям Нацбанка, Субботину уже «шьют» обвинение в умышленном банкротстве банка.

Если банки начнут банкротиться, государство еще раз понесет убытки. Ведь оно будет вынуждено компенсировать потерянные вклады украинцев.

Новый удар по бюджету

Повышение учетной ставки точно не порадовало Минфин. Чтобы заинтересовать банки в покупке таких необходимых для госбюджета ОВГЗ, Минфин должен повышать по ним ставки. Но это приведет к очень быстрому накоплению госдолга и удавке на шее государства. В итоге, исполнительная власть оказалась не готова к такому развитию событий.

Минфин заявил, что не намерен повышать доходность военных облигаций. Рынок отреагировал мгновенно – на первом после повышения «учетки» аукционе удалось привлечь с продажи ОВГЗ лишь 800 млн грн.

В итоге 7 июня Кабмин вместо фиксированной ставки в 11% годовых установил плавающую ставку, которая будет привязана к учетной ставке НБУ – средняя «учетка» за год. Фактически это означает, что механизм заимствований станет дороже бюджету, ведь возрастут выплаты на погашение долга по ним.

Даже такой шаг мало помог – 14 июня удалось привлечь от продажи ОВГЗ только 5,5 млрд грн, из которых 3,5 млрд грн пришлось на двухмесячные бумаги.

Здесь важно отметить, что даже рекордно малые 5,5 млрд грн государство купило само у себя. Государственный «Укргазбанк» взял 3 млрд грн рефинансирования НБУ под 27% и купил двухмесячные ОВГЗ с доходностью 9,5%. То есть, госбанк вынужденно сработал в убыток 17,5% годовых.

Учитывая мизерный интерес частников к ОВГЗ, в будущем Минфин будет либо недополучать средства, необходимые в условиях войны, либо же государственные банки будут по команде сверху покупать эти бумаги под космические проценты, вгоняя себя в долги.

Правительственные программы льготного кредитования, которые президент Зеленский лично пропагандировал и популяризировал, также под угрозой из-за повышения учетной ставки.

Программы льготного кредитования предполагают, что Минфин гасит банкам разницу между индексом ставок по депозитам физлиц и льготной ставкой, например, «5-7-9». Заемщик платит фиксированный процент, а остальное покрывает государство. После повышения учетной ставки эта разница существенно вырастет. Если раньше государство покрывало, например, 5-10% сверху, то теперь оно должно будет платить 20-25%, то есть около четверти от стоимости кредита.

Премьер-министр Денис Шмыгаль явно не в восторге от такой перспективы. В комментарии СМИ он с ноткой упрека в сторону НБУ заверил, что «программа была, есть и будет, несмотря на ситуацию со ставками и решением Нацбанка».

Есть ли деньги на это в бюджете во время войны – вопрос риторический. Экономист Алексей Кущ считает, что это в скором будущем положит конец госпрограммам компенсации процентной ставки.

Также повышение учетной ставки – это бремя для муниципалитетов. Последние облигации Киева, Харькова и Днепра были выпущены с плавающей ставкой «учетная ставка + 5%». Где города в условиях войны будут брать деньги, чтобы выплачивать 30% годовых, – неизвестно.

Даже экс-министр экономики и консультант правительства Тимофей Милованов открыто заявил, что «учетку» повысили слишком резко, что в свою очередь может повлиять на поведение инвесторов.

Удержать растущие цены Нацбанку тоже не удастся

На все эти очевидные минусы для государства НБУ приводит один аргумент – такое резкое повышение учетной ставки было нужно для борьбы с инфляцией и падением гривны. То есть, регулятор ради этого поставил под удар госбюджет, бизнес и банковскую систему. Но сможет Нацбанк достичь хотя бы каких-то позитивных целей?

Первая цель Нацбанка – укрепление курса – сама по себе достаточно дискуссионная с учетом, что курс гривны на данный момент и так фиксированный. За две недели с момента повышения ставки гривна укрепилась с 37 до 36 грн/долл.

Если же в НБУ выстраивают монетарную политику с оглядкой на курс в обменниках, то это по меньшей мере странно. Ведь это не самый важный индикатор состояния экономики.

Что же касается борьбы с инфляцией, то и тут не все так однозначно.

«Согласно монетарной теории, действительно, с помощью изменения учетной ставки можно влиять на инфляцию. За базу взята экономическая модель США», — рассказывает экономист Александр Охрименко. Однако он подчеркивает: нет никакой уверенности в том, как столь значительное повышение учетной ставки все-таки будет работать в итоге в Украине.

Дело в том, что таргетирование работает для инфляции спроса. В Украине же растет инфляция предложения. Продукты, например, дорожают не от того, что у украинцев стало больше денег на руках, и они стали позволять себе больше еды, а из-за роста стоимости энергоресурсов, проблем с логистикой и других факторов. От роста учетной ставки энергоресурсы вряд ли станут дешевле. Специфику инфляции предложения, к слову, понимают в ЕЦБ и вместо того, чтобы поднимать ставку на 15%, как это сделала Украина, планируют рост всего на 0,25%.

Экономический эксперт Юрий Гаврилечко и вовсе убежден, что в Украине повышения учетной ставки не только не остановит цены, но даже спровоцирует их рост. Бизнес, которому придется брать кредиты с заоблачной ставкой, будет закладывать свои издержки в цены, и в итоге эффект будет совершенно обратным.

Кроме того, похоже, что эмиссия будет продолжаться, несмотря на рост учетной ставки, вопреки задекларированной регулятором цели ее прекратить.

Очевидно было, что при ожидаемой инфляции в 20% инвесторы просто не будут вкладывать деньги в ОВГЗ под доходность в 11%.

В итоге выкупает облигации Нацбанк. На днях НБУ пришлось «напечатать» новые деньги и выкупить у Минфина облигации на сумму в 70 млрд грн. И это только начало, ведь среди частников роста спроса на ОВГЗ в нынешних условиях ждать не приходится. А в Раде, к слову, хотят позволить Нацбанку печатать гривну без ограничений во время войны.

В свете этих деталей борьба Нацбанка с ростом цен за счет резкого повышения учетной ставки напоминает борьбу с ветряными мельницами. Не лучше ли было бы жить с инфляцией, но с менее значительным кризисом в экономике?

Финансовый аналитик Алексей Кущ уверен: нужно снизить учетную ставку, установить таргетную эмиссию на поддержку вынужденных переселенцев и бизнеса, и оставить курс фиксированным. Это привело бы к созданию финансово-циркуляционной модели, при которой бизнес и люди получили бы возможность ослабить пояса и заплатить налоги.

Нами было анонимно опрошено более 20 отечественных банкиров. Большинство сошлось на мнении, что компромиссными уровнем учётной ставки в нынешних условиях является 15%. Эта ставка даст возможность кредитовать экономику со ставкой до 20% годовых, размещать ОВГЗ с доходностью около 18% (что приемлемо для бюджета и будет интересно частному бизнесу, который поддержит госбюджет), продолжить программу «5-7-9».

Ситуация с повышением учетной ставки получилась очень странной. 25 мая в эфире одной из радиостанций замглавы Нацбанка Сергей Николайчук утверждал, что повышение учетной ставки возможно лишь на несколько процентных пунктов, но оно пока не рассматривается и будет сделано лишь по просьбе Минфина. При этом Николайчук четко обозначил те катастрофические последствия, к которым может привести несогласованность действий и перекладывание бремени по выкупу ОВГЗ на плечи Нацбанка.

А уже 2 июня Нацбанк явно без согласования с Минфином повышает ставку сразу на 15 п.п. Дальше следует заявление Министерства о нежелании повышать ставки по ОВГЗ, и все те риски, о которых говорил Николайчук, материализуются уже в первые две недели.

Действия Нацбанка сегодня напоминают флюгер. Налицо отсутствие какой-либо стратегии. Спонтанно (или умышленно в чьих-то интересах?) принимаются решения, которые могут привести к плачевным и необратимым последствиям для нашей страны.

Признать ошибку Нацбанк мог бы на следующем заседании монетарного комитета НБУ 21 июня. А затем уже дать оценку этим ошибкам регулятора должно руководство страны.

Источник: «Телеграф»

 

Поделиться:
  • Пряма трансляція

  • Июль 2022
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
     123
    45678910
    11121314151617
    18192021222324
    25262728293031